23 September 2013

О хреновом взгляде на жизнь

У Рабиновича родился сын. Всё бы хорошо, но мальчик родился без век на глазах. Когда пришла пора делать обрезание, врачи предложили удалённую крайнюю плоть пришить вместо век. «Ну уж нет,- отказался Рабинович, – я не хочу, чтоб у моего сына был хреновый взгляд на жизнь»

Этот анекдот вспомнился мне, когда после Универсиады на одном сайте прочитал полное яду (видимо, «аффтар выпил йаду») сообще­ние. В нем с немыслимым злорад­ством было написано, что «показуха прошла» и теперь проваливается асфальт, старые дома гниют за декоративными сетками, всё плохо, всё «распилили» и «просрали все поли­меры». Я вышел, посмотрел — да вроде всё в порядке. Развязки построены, с «Кварталов» доезжаю без пробок. Более того, на нашей конечной остановке сделали новые дорожки, асфальтируют стоянку напротив. В подъезде сделали откидной пандус для «колясочников», на первый курс в КАИ пришло какое-то новое, приятное поколение, хоть «школота» в них ещё не изжита. Рядом с седьмым зданием КАИ приступили к реставрации старинного дома Молоткова. Всё идёт по плану. И много-много хорошего в городе.

Подумал — а откуда берётся «хреновый взгляд»? При всех наших проблемах, нельзя не признать, что Казань за счёт Универсиады сильно похорошела. Но человек видит только «дерьмо». Не из-за крайней же плоти на веках? Помог понять один корреспондент на «почту». Сравнительно молодой человек, формировался в «лихие девяностые». Амбиции были велики, но жизнь устроена жёстче. Мы-то, советские люди, и опытом, и воспитанием приуготовлены к трудностям. «Жила бы страна родная, и нету других забот». Вот мне нравится, что в Казани не один центр тенниса, а в главном из них — восемь крытых кортов и восемнадцать открытых. Хотя никогда в жизни ракетку в руки не возьму. Может, внуки займутся. А жертвам «девяностых» обещали, что всё будет просто: убьём страну, сделаем «демократию» и будет тебе «Мерседес». Не сложилось…

Уже в августе, после Универсиады, встретил в Ленинском садике студентку из Питера Настю. Приехала «дикарём» в Казань, попросила помочь найти дорогу по путеводителю. (Я произвожу благоприятное впечатление). Сказала, что её молодой человек не хотел её отпускать, говорил, что Казань — это «вторая Чечня». «А у вас тут все по-русски говорят, люди доброжелательные и город великолепный».

— Ещё бы, — возгордился я, — ваш Питер — Северная столица, а мы — «третья столица России». Этот бренд даже официально запатентован.

А ещё всё познаётся в сравнении. После встречи с Настей поехал к родне в Подмосковье, на дачу. Возвращаясь, день провёл в Москве. Естественно, зашёл на Красную площадь. И пришёл в ужас. Ладно, там собрали временные трибуны для фестиваля военных оркестров «Спасская башня». Всё-таки — площадь парадов. Но на всём остальном пространстве — конный манеж (зимой каток), палатки, киоски, кафе. Базар, одним словом. А ведь Красная площадь — это святое. Не из-за Ленина. Тут и наши космонавты, и маршалы, и академики лежат, и Парад Победы проходил, и парад 1941 года. Тут, кстати и Василий Блаженный лежит. Эта площадь — «сердце Родины моей».

И это не случайно. Так отбирают у молодёжи Историю, так гадят в душу. Помимо выноса Ленина, очень любят говорить, что негоже проводить концерты Пола Маккартни на погосте. Надо бы убрать покойников. И Василия Блаженного тоже?! А для Маккартни не судьба выступить в Лужниках? Там и мест для зрителей больше. И потом, вы покойников спросили? Может, им Маккартни как раз нравится?

Вернулся в Казань, взял такси. Еду и думаю — что меня так удивляет и настроение праздничное? А потом понял — Казань, новый Ленинский мост, прекрасные дороги, люди со светлыми лицами. В Москве — все угрюмые, либо «школота», натужно изображающая «раскованность». Тяжело Собянину без револьвера…

А вчера мы ещё в Булгар съездили на экскурсию. Даже дождь не испортил настроения. В хорошей стране живём. Такую катастрофу выдержали! Хотя и не все… Но уж сын-то Рабиновича — точно оптимист!